Видео смотреть бесплатно

Смотреть 4k видео

Официальный сайт toppromotion 24/7/365

Смотреть видео бесплатно



Регистрация Войти
Вход на сайт
Выбор редакции

» Я родился в высоких горах


Я родился в высоких горах



19-09-2013, 21:57
Просмотров: 596
Комментариев: 0
Версия для печати
Утро. 10 сентября. Маленький горный аул Цада. Холодная свежесть в воздухе, пронизывающая тело мурашками. Слышимая отовсюду аварская речь. Собравшись у нового, возвышающегося среди гор памятника, местные жители хлопотливо готовятся к приему гостей. Над всем этим, как свидетель или, возможно, свидетельство, в небе пролетает стая белых журавлей, и оживают слова из песни:

Настанет день, и с журавлиной стаей
Я поплыву в такой же сизой мгле,
Из-под небес по-птичьи окликая
Всех вас, кого оставил на земле.
(Расул Гамзатов)

Настроение праздника появилось еще по дороге в Цада, и все потому, что у самого въезда в Хунзахский район наш микроавтобус встретили дети, в белых рубашках и черных юбочках и штанишках, они, радуясь и крича, махали нам цветами, шариками и бумажными белыми журавлями. И так почти у каждого села школьники встречали каждую проезжающую машину, счастливые, что им доверили миссию сыграть свою роль в празднике.

Сегодня крохотный аул Цада, в котором у подножия скалы приютилось около сотни домов, чествует 90-летие Расула Гамзатова. Поэта, который родился здесь, в простой сельской сакле, поэта, прославившего Дагестан и свой маленький аул на весь мир.

Перед аулом стремительным клином возвышается памятник белым журавлям. Его достроили совсем недавно, буквально нынешним утром доколачивали к памятнику журавлей. И сегодня, в день празднования юбилея, его открытие.

Торжество еще не началось, но мемориал уже окружила тысяча людей. Пройдя сквозь кольцо, я увидела, что под основанием увековеченного журавлиного клина расположена галерея, к которой ведет широкая лестница. Большинство людей, вероятно, уже были здесь, посмотрели и спустились, поэтому они спокойно стоят внизу в ожидании начала мероприятия.

При входе в галерею встречаешься глазами с Расулом. Именно так, запросто, как старый друг, он смотрит на тебя, облокотившись на руки, с черно-белого портрета от пола до потолка. Простое, доброе, даже детское выражение лица стирает все границы: кажется, что он здесь и сейчас и что он мой самый близкий друг. К слову сказать, тот, кто подбирал и размещал фотографии для галереи, делал это с душой. Здесь были самые лучшие снимки Расула, где он, посадив на колени дочку, учит ее писать; или где он качает люльку с младенцем; или где окружен аксакалами в папахах с длинными бородами, кои внимательно его слушают; или где он еще совсем молодой, как свободная птица, рвется с утеса. Фотографии, в которых чувствуется его настроение, его характер, его душа. Пройдя по кругу галереи, вобрав в себя впечатлений, я направляюсь в село.

От мемориала до села ведет дорога, широкая, объезженная, но ничем не покрытая, так что если пойдет дождь, думаю, здесь можно оставить свою обувь. Зато отсюда хорошо виден расположившийся у подножия скалы аул, над которым угрожающе нависла огромная глыба. В голову лезут страшные мысли о том, что если эта глыба отколется, то полсела окажется под руинами. Как оказалось, эти мысли мучают всех, кто впервые побывал в Цада.

«К нам однажды приезжал журналист из Петербурга, – с улыбкой рассказывает цадинка тетя Булул, – так он всю ночь не спал, выходил на улицу и смотрел, не свалился ли камень». Часть скалы, которая, кажется, вот-вот отколется и покатится вниз, у многих вызывает ужас, а у цадинцев это лишь повод рассказать гостю очередную байку или анекдот.

Возможно, именно поэтому у Гамзатова было такое жизнелюбие и искрометный юмор, который подкупал многих. Здесь, в Цада, понимаешь истинный смысл слов Расула Гамзатова, который на вопрос премьер-министра Финляндии «Как вам, представителю такого малочисленного народа, удалось взлететь на такую высоту?» ответил: «Я родился в высоких горах, а уж оттуда спустился к людям».

Кажется, Цада и не изменился с тех пор, как по его узким улочкам ходил Расул Гамзатов, только вместо «семидесяти теплых очагов» уже около ста и среди них тот самый, в котором родился и вырос он сам, в семье поэта. Этот скромный домик уже очень давно стал музеем его отца, Гамзата Цадасы, и когда Расул Гамзатович приезжал в свой родной аул, он останавливался именно здесь, в музее. И жил в скромной комнатке, где на стене висит дагестанский ковер с вытканным лицом отца, стол, за которым он писал, граммофон, старинное радио, железная советская кровать с пуховой подушкой, старый потертый шкаф, комод и развешенные повсюду портреты отца.

Из музея я выходила оглушенная эмоциями, и раздавшаяся издалека лезгинка вывела меня из оцепенения. «Вероятно, скоро начнется», - подумала я и направилась снова к памятнику, а со мной и все те, кто успел разбрестись по всей округе. Вскоре кольцо вокруг памятника уплотнилось, люди стояли на лестнице и на нижней площадке, задрав головы вверх, чтобы было видно стройный ряд политической элиты и делегации гостей.

Первым говорил Хизри Шихсаидов. (Все ждали президента республики, но он, как оказалось, срочно выехал в Москву). После председателя Правительства выступил и новоиспеченный глава района Саид Юсупов, кстати говоря, он же племянник Патимат Гамзатовой, жены поэта. После него к микрофону подходили еще несколько представителей власти. Но каково было удивление собравшихся, когда после привычных лиц и слов они увидели у трибуны смуглого невысокого вьетнамца с таким же непривычным именем Хуан Тхи Туан.

Здесь, в горном селе, перед собравшимися стоял переводчик Расула Гамзатова из Вьетнама и на ломаном русском произносил: «С праздником, население родины Расула Гамзатова, великого сына Дагестана и всего мира. Большой поклон от вьетнамских читателей. Большую глубокую благодарность всего вьетнамского народа великому поэту Расулу Гамзатову, рожденному сыну этого прекрасного места».

На арабском языке прочитал стихотворение Гамзатова в собственном переводе Диано Фиа из Ирака, после чего сказал: «Это стихотворение, у которого очень длинное название «Поэту, которому сказали, что надо учиться, а он сказал, что наш Гомер Сулейман Стальский – тоже неграмотный». – Тут он остановился, подождал, пока волна смеха стихнет, и продолжил. – Это прекрасное стихотворение утверждает, что Гамзатов сын Дагестана, конечно. Сын всей России, конечно. Но он сын всего народа мира».

Очень удивительно было слышать из уст болгарина Панко Анчо «братья и сестры», однако именно так он обратился к присутствующим: «Я приехал из Болгарии, и хотя у нас разные земли, разные горы, разные родины, разные крови, у нас даже веры разные, но у нас есть один общий сын, и это - великий поэт Расул Гамзатов. И поэтому я хочу обратиться к вам со словами: дорогие братья и сестры, да здравствует Дагестан»…

И, как свидетель или, возможно, свидетельство, на Хунзахском плато, перед аулом Цада, высится памятник самому яркому образу его стихов – белым журавлям. Верным птицам, которые символизируют павших на войне солдат.




Патимат Кайтмазова
Рейтинг статьи:
  
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Добавить свое объявление
Загрузка...

Смотреть видео онлайн

Онлайн видео бесплатно