Online video hd

Смотреть армянское видео

Официальный сайт moscowout 24/7/365

Смотреть видео бесплатно

Сделать домашней|Добавить в избранное
 
 
НИРА Аксакал » Чечня » Новости Чечни » Майор Измайлов: чеченские бандиты устроили настоящую охоту на евреев

Майор Измайлов: чеченские бандиты устроили настоящую охоту на евреев

Это давнее выступление в августе 1999 года в российской телепрограмме запомнилось. Невысокий майор в армейской форме спокойным, уверенным голосом говорил на всю страну вещи, казалось бы, носившиеся в воздухе, но которые почему-то мало кто решался произнести вслух: о бессмысленности недавно начавшейся чеченской войны, о полном непрофессионализме армейского руководства, о коррупции, царящей в российской армии, и о том, что за все это расплачиваются своей кровью восемнадцатилетние мальчишки.

Беседа с майором Измайловым.

Запомнилась также простая русская фамилия майора - Измайлов. Слушая выступление офицера, я вспомнил свои мысли начала восьмидесятых годов. Дело в том, что все годы моего участия в советском диссидентском правозащитном движении меня не покидало чувство некоторого тягостного недоумения - слишком уж высок был процент евреев среди борцов за права человека: человек-то этот, в конце концов, был в основном русским!

Ну что ж, подумал я, когда передача закончилась, вот евреи, в том числе и многие евреи-правозащитники, уехали, но и среди славян достаточно борцов за справедливость. Впрочем, что я Гекубе и что мне Гекуба!* Слава Б-гу, эта война уже не имеет к нам никакого отношения. За окном, на просторах Иудейских гор, стремительно сгущалась ночь, и все, что происходило в горах Кавказских, казалось далеким сном. Я выключил телевизор, мысленно пожелав смелому майору удачи, подумав при этом: никто, конечно, не знает, с кем сведет его судьба, но вот этого Измайлова я уж точно никогда не увижу живьем. Даже немного жаль - человек вроде хороший.

* * *

Жаркое лето 1999 года. Последние числа августа. Автобус минут десять кружит по окраинам Беэр-Шевы среди аккуратных одноэтажных домиков. Я еду на встречу с тем самым Измайловым, который оказался по каким-то пока не известным мне причинам в Израиле.

Около остановки, у одной из калиток, меня ждет невысокий одетый в футболку и полосатые шорты человек. «Так вот как выглядит живая легенда!» - думаю я. Животик, блестящая, видная издалека лысина (несколько раз эта лысина, как рассказал мне Измайлов, спасла ему жизнь), спокойный внимательный взгляд.

* * *

Та, первая, война в Чечне уже давно закончилась, однако эхо боев, вопреки моим тогдашним мыслям, докатилось и до нашей страны, отозвавшись слезами боли и отчаяния во многих израильских домах.

Дело в том, что после победы в войне с русскими и обретения независимости горная страна превратилась в один из центров современной работорговли. Сотни людей, российских и иностранных граждан, похищаются чеченцами, увозятся в республику и содержатся там в нечеловеческих условиях в ожидании выкупа. Многие гибнут в неволе. Не проходит и дня, чтобы пресса не сообщила о новом человеке, украденном иногда за сотни километров от Северного Кавказа.

К сожалению, все эти, казалось бы, далекие и дикие события имеют прямое отношение и к нашему народу.

В последнее время чеченские бандиты устроили настоящую охоту на евреев, особенно имеющих родственников в Израиле или израильтян. Ведь известно: у евреев есть деньги, и в беде своих они не бросают. Несколько десятков евреев, среди которых - женщины и дети, некоторые - граждане Государства Израиль, похищены и находятся в плену в Чечне. Бандиты требуют у родственников очень крупные суммы денег. Семьи, как правило, не в состоянии заплатить баснословный выкуп. Некоторые евреи томятся в неволе полтора-два года, некоторые уже убиты чеченцами, о судьбе многих нет никаких сведений. Ведущиеся сейчас военные действия ухудшили их положение. Чтобы ускорить получение денег, похитители время от времени отрезают своим жертвам пальцы, уши и другие органы. При этом они звонят домой их семьям, так, чтобы родственники слышали крики своих близких...

В общей сложности в чеченском плену в разное время оказалось около пятидесяти евреев.

* * *

Измайлов здоровается со мной, пожимает руку (обычное крепкое рукопожатие) и приглашает войти в дом. Я уже знаю, что майор посвятил себя поиску и освобождению пропавших на Северном Кавказе людей. Практически в одиночку ему удалось освободить из неволи около сотни заложников - как военных, так и гражданских. Он исходил пешком и объездил весь Северный Кавказ, встречался практически со всеми более или менее значительными чеченскими лидерами, полевыми командирами, главарями бандформирований - Масхадовым, Радуевым, Басаевым, Хаттабом и десятками других. Не раз рисковал жизнью. Вряд ли есть в современной России человек, лучше осведомленный о том, что происходит сейчас в Чечне - проклятой стране, которую даже журналисты и дипломаты давно уже обходят стороной.

Кто, как не он, может рассказать о том, каково положение евреев-заложников и что можно сделать для их освобождения? Что вообще представляет собой эта Чеченская Республика Ичкерия, как началась и почему так бесславно закончилась для «непобедимой и легендарной» российской армии эта странная необъявленная война огромной империи против «Чеченоингушской автономной республики в составе РСФСР»? Что именно происходит там сейчас, чем может окончиться этот новый виток двухсотлетней кавказской войны?

Мы входим в небольшой деревянный домик, садимся за стол. Молодая красивая девушка приносит тарелку фруктов. Я включаю диктофон.

А.Ш. - Расскажите для начала, как вы ста-
ли заниматься проблемой заложников? И, кстати, как оказались в Израиле?

В.И. - Зовут меня Вячеслав Яковлевич Измайлов. Майор запаса российской армии, в настоящее время - военный обозреватель московской «Новой газеты». Заложниками стал заниматься в силу сложившихся обстоятельств - больше некому было этим заниматься, а государство бездействовало. Я вам все расскажу по порядку, как меня втянуло в это дело.

Как я оказался в Израиле? У меня здесь семья, жена и дочь. Это их дом. Жена - горская еврейка. Приехал повидать их на пару недель. Да и сам я еврей. Измайлов - очень распространенная фамилия среди горских евреев. («Вот тебе и славянин! - подумал я. - И здесь без нас не обошлось!») Родился в Махачкале, в Дагестане, в октябре 1954 г. Мать у меня европейская еврейка, ее родители попали на Кавказ во время войны, а отец - горский еврей. Четыре года проработал учителем в школе, поступил в Саратовский университет на исторический факультет, со второго курса был призван в армию и остался там, закончив впоследствии университет в Махачкале. У меня три высших образования: еще Новосибирское военно-политическое училище и Московский институт международного права и экономики, юридический факультет, уже в начале девяностых годов.

В армии мне пришлось служить везде - и в танковых войсках, и в саперных, и в автомобильных, и в артиллерии, поскольку я был офицером-политработником. Служил в Закавказье, на Дальнем Востоке четыре года, в Сибирском военном округе. Более двух лет, с сентября 1985-го по октябрь 1988 г., провел в Афганистане замкомандира отдельного автомобильного батальона. Потом два года в Эстонии, под Таллином.

- В то время там находился также генерал Советской армии Джохар Дудаев. Он был командиром дивизии стратегической авиации. Вы знали его?

- Лично я с Дудаевым не встречался, хотя и отправлял в его дивизию людей из моего саперного батальона для строительства капониров. Но в 1989 г., до того, как Дудаев стал, как говорится, Дудаевым, я был отправлен в Германию, где пробыл почти до 1992 г. Квартира у меня была в Эстонии, даже ордер остался.

- Вы можете воспользоваться им?

- Какое! Там давно уже другие люди живут. Когда нас вывели из Германии, Эстония уже была независимым государством, и меня отправили в Московский военный округ. В 1992-1995 гг. я служил в военкомате подмосковного города Жуковский и через год службы, как афганец, получил там квартиру.

- Вы записаны в документах евреем?

- Да.

- И каково вам было в армии? Я знал многих евреев-офицеров, которые служили в СА в застойные годы, и у меня такое впечатление, что большинство из них останавливали где-то
на уровне капитана-майора.

- По-разному бывало, у кого как сложится служба. Если бы я был, как говорится, под козырек и прихлопнуть каблуками, то, может быть, и получил бы все, что хотел.

- И все-таки то, что вы - еврей, мешало карьере?

- Наверное, все-таки да. Я хотел учиться, поступить в Военно-политическую академию, был аттестован для этого, но мне не разрешили. Трижды был представлен к награждению орденами, но так и не был награжден. И вообще, я вполне мог бы быть подполковником или полковником, как другие. Но, впрочем, у меня никогда не было этого чисто военного карьеристского подхода, не заболел я этим.

- А на бытовом уровне?

- Ну, когда задевали конкретно, я отвечал, конечно!

- Вы из такой традиционной еврейской семьи. У вашей дочери в комнате, вижу, стоят субботние подсвечники. Горские евреи - все-таки не европейские, они никогда не забывали, что они евреи. Почему тогда вы остались в Советской армии, ведь СССР в семидесятые годы фактически находился в состоянии войны с Израилем?

- Почему я остался в армии? Мой отец тоже был военным, окончил погранучилище. Брат отца в восемнадцать лет погиб на войне. Отец в шестнадцать лет, узнав о его смерти, бежал на фронт, сказав, что ему двадцать. Его бабушка вернула. Наверное, в генах есть что-то военное. А во время срочной службы я почувствовал, что могу преодолевать то, что другие не могут.

- То есть вы чувствовали себя в армии в своей тарелке?

- Мне многое, конечно, не нравилось, но я чувствовал, что нужен и что там, где другой не сможет взять на себя ответственность, я смогу. А насчет Израиля - у меня такой «экономичный» ум. Я мало думаю о том, на что не могу повлиять. И потом, очень многое зависит от конкретного человека. Я не умею думать как-то в общем. Я знаю, что вот, я нахожусь на этом месте, и вокруг меня не может быть ничего плохого. Все, что плохо, все, что грязно, через меня не пройдет, этому надо препятствовать. Хотя грязь - она текучая, она пропитывает все, и даже если ты стоишь камнем, она сквозь тебя может просочиться, но у меня такая позиция: сквозь меня она не должна пройти!

- Но вернемся к нашему рассказу, к заложникам.

- Я дослуживал в военкомате, у меня была уже выслуга лет, и тут началась война в Чечне.

- Продолжение скоро...
Авром Шмулевич. - Газета "Новый Рубеж"
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
 
 

В хорошем качестве hd видео

Онлайн видео бесплатно