Скачать + смотреть онлайн

видео 2022



Регистрация Войти
Вход на сайт

» » Особенности турецкой внешней политики на Ближнем Востоке


Особенности турецкой внешней политики на Ближнем Востоке



27-07-2010, 01:33
Автор: ARYE GUT
Просмотров: 570
Комментариев: 0
Версия для печати
Особенности турецкой внешней политики на Ближнем ВостокеПрактически во всех ранее опубликованных статьях по событиям, связанным с «Флотилией свободы», сложившаяся обстановка в Ближневосточном регионе оценивалась с точки зрения турецко-израильских отношений, смены внешнеполитической ориентации Турции и внутриполитической ситуации в стране. В настоящей статье используется несколько иной подход, целью которого является рассмотрение турецкой внешней политики в регионе с учетом долгосрочных перспектив и региональных конфигураций в рамках ныне реализуемой турецкой внешнеполитической концепции.

При комплексном рассмотрении последовательной политики, проводимой премьер-министром Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, нельзя не заметить, что последние события развиваются в рамках негласных проектов халифатского характера. Необходимо обратить внимание на то, что в Османской империи султан обладал верховной светской властью, к чему по большому счету стремится и Р.Т. Эрдоган путем попыток установления в стране президентской формы правления. Что касается верховной религиозной власти, то, на наш взгляд, турецкие власти стремятся возложить эту функцию на генерального секретаря Организации Исламская конференция (ОИК). В настоящее время данный пост занимает гражданин Турции – Экмеледдин Ихсаноглу.

В 1998 г. Совет Исламской академии правоведения (фикха) при Организации Исламская конференция принял постановление № 99 (2/11) «О секуляризме», в котором говорится: «Секуляризм представляет собой объективистскую систему взглядов, основанную на принципе непризнания Бога (атеизме), является антагонистическим по отношению к Исламу течением, солидаризуясь с мировым сионизмом и другими разрушительными и все дозволяющими течениями, которые отвергаются Аллахом, Его посланником и верующими».

Как известно, главными «хранителями» секуляризма в Турции являются генералитет и созданная Мустафой Кемалем Ататюрком Народно-республиканская партия (НРП). В последние годы именно против них и были организованы серьезные «выпады» со стороны правящей Партии справедливости и развития (ПСР). Складывается впечатление, что Р.Т. Эрдоган действовал в соответствии с вышеуказанным постановлением ОИК.

В османском государстве фетва, выносимая духовным лидером – шейх-уль-исламом, имела обязательный характер, в том числе и для султана. В настоящее время турецкий премьер-министр старается свою внешнеполитическую активность выстраивать в соответствии с постановлениями ОИК. Эксперты задавались вопросом, исламские страны исполняют решения ОИК или ОИК является отражением предпочтений исламского мира. Очевидно, что доминирует первый тезис: в целях завоевания доверия мусульманских стран лидеры государств-членов ОИК пытаются продемонстрировать свою приверженность исламским ценностям и временами выступают категоричными сторонниками экстремистских идей, готовых не только жертвовать своими двусторонними связями, но и подвергать опасности всю региональную международную обстановку.

Министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу в своей книге «Стратегическая глубина: международное положение Турции» уделяет ОИК большое внимание. Из его утверждений следует, что ОИК – это самая влиятельная международная организация исламского мира, способная выступить в качестве коллективного транснационального политического игрока глобального уровня. Этот факт, по мнению А. Давутоглу, безусловно, должен учитываться турецкими властями при продвижении на международной арене национальных интересов Турции.

Представляют, по нашему мнению, большой интерес составленные главой турецкого внешнеполитического ведомства треугольные конфигурации в регионе Ближнего Востока. Так, вершинами внешнего треугольника являются: Турция, Иран и Египет. Далее турецкий министр изображает внутренний треугольник, который состоит из Ирака, Сирии и Саудовской Аравии. И, наконец, последний «пассивный треугольник нестабильности» составляют Ливан, Иордания и Палестина. Обратим внимание на то, что отношения Турции с Иорданией и Ливаном сразу после событий, связанных с «Флотилией свободы», а если быть точнее – 10 июня с.г. в ходе 5-го Турецко-арабского экономического форума в Стамбуле, приобрели достаточно продвинутый уровень. Напомним, тогда было объявлено о совместном решении Турции, Сирии, Иордании и Ливана создать зону свободной торговли и безвизового режима. В настоящее время руководство Палестинской национальной администрации под сильным давлением «арабской улицы» признает лидирующую роль Турции в регионе.

С другой стороны, как в своей статье под названием «Возвышение Турции и упадок панарабизма» отмечает политический обозреватель американской газеты «Project Syndicate» Шломо Бен-Ами, Турция «загнала Израиль в угол общемирового мнения» о «мирной флотилии» так, что это может вынудить правительство Биньямина Нетаньяху выбрать вариант реальных мирных переговоров, одновременно усилив партию ХАМАС и содействуя близкому концу блокады сектора Газа. Такой поворот событий, безусловно, вознесет Турцию на лидирующее место в регионе и позволит ей расширить свое влияние над Иорданией, которая является, по словам А. Давутоглу, «типичным буферным государством». Выходит, что именно контроля над Иорданией, играющей ключевую роль в рамках формирующегося в регионе баланса сил, и добивается в настоящее время Турция. Не группировка ХАМАС, которая имеет сложные отношения и с Египтом, и с Саудовской Аравией, важна для турецких властей, а Иорданское Хашемитское Королевство, геополитическое расположение которого имеет стратегическое значение, прежде всего, для государств внутреннего треугольника. Другими словами, закрепив Иорданию в сфере своего влияния, Турция тем самым приобретает, с одной стороны, весомые рычаги давления на государства внутреннего треугольника, с другой – преимущества перед остальными государствами внешнего треугольника. Однако для этого необходимо также и военное присутствие Турции во «внутреннем треугольнике нестабильности». В настоящее время в Ливане в качестве миротворцев (ЮНИФИЛ) находятся 528 турецких военнослужащих. ПНА, по сути, попала под моральное, а также под политическое и экономическое влияние Турции. Примечательно, что в своей книге А. Давутоглу пишет и о возможном включении во «внутренний треугольник нестабильности» Северного Ирака, где Турцией уверенно и последовательно предпринимаются конкретные шаги, направленные на укрепление в этой автономии своих позиций. Тогда речь уже будет идти о «внутреннем четырехугольнике нестабильности». Так или иначе, в условиях сложившейся ситуации в регионе Иордания вынуждена признавать лидерство Турции и предоставить ей наиболее выгодные условия сотрудничества, что по большому счету и было сделано.

Необходимо обратить внимание также и на то, как А. Давутоглу воспринимает присутствие евреев на Ближнем Востоке. По его мнению, с распадом после Второй мировой войны английской колониальной системы в Ближневосточном регионе было образовано еврейское государство, оказывавшее «деструктивное влияние» на «региональную центральноисламистскую геокультурную и геополитическую целостность». Появление еврейского государства в виде нации-государства вынесло «еврейский вопрос» на новый уровень. Таким образом, Запад превратил еврейскую проблему, воспринимаемую до этого в течение долгих столетий в качестве конфликта между евреями и христианами, в мусульманско-еврейское противостояние путем экспорта этой проблемы на Ближний Восток. До тех пор, по мнению А. Давутоглу, никогда еще в исламском мире не стоял «еврейский вопрос» так остро как это было в Европе. И даже, наоборот, утверждает министр иностранных дел Турции, многие мусульманские страны предоставили евреям, бежавшим от «антисемитского христианского насилия в Европе», безопасное убежище. Никогда, по мнению главы турецкого внешнеполитического ведомства, в исламской истории не проводились этнические чистки в отношении определенного народа; имели место лишь наказания за предательство.

Итак, в настоящее время турецкое политическое руководство пытается возродить османские традиции, одной из важных особенностей которых является правление с учетом мнения исламского авторитета, не обязательно религиозного деятеля. Это должно стать противовесом иранским и египетским богословам, то есть, остальным странам «внешнего треугольника». Необходимо отметить, что в своих конфигурациях А. Давутоглу не указал Израиль, который был, по его мнению, «искусственно создан» западными странами путем экспорта «еврейского вопроса» из Европы на Ближний Восток. Видимо, таким образом глава турецкого внешнеполитического ведомства хотел продемонстрировать, что Израиль, как, допустим, США или ЕС, является внешним игроком и его участие в формировании регионального баланса сил должно быть минимальным.
Рейтинг статьи:
  
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.


Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.